ВОТ И НУЖЕН ЧЕЛОВЕК...
(публикация в газете "Красное знамя" 16 декабря 2011 года)

 

Веру Львовну Занегину жители деревни Скирманово старостой выбрали единогласно. Она на сход опоздала, а когда пришла, ее поставили перед фактом. Пыталась отказаться, но односельчане сказали: «Поработай, Вера, год, а если не справишься, мы тебя переизберем». Пришлось согласиться. 

К своей должности она подошла ответственно: обозначила проблемы, которые в первую очередь надо решать, разделила деревню на четыре участка, на каждом назначила старших, а еще присмотрела заместителей старосты по юридическим вопросам, строительству, работе с молодежью и патриотическому воспитанию.

– Я не случайно решила уделять как можно больше внимания именно патриотизму, – рассказывает Вера Львовна. – Ведь старшее поколение уходит, а кто расскажет нашим детям и внукам, что довелось пережить их бабушкам и прабабушкам, о том, какие бои происходили в этих местах? Больно видеть, как возле монумента с легендарной самоходной артиллерийской установкой на Скирмановских высотах останавливаются машины, из них выходят водители и пассажиры, едят, пьют, тут же бросают пакеты и бутылки, не обращая внимания на мемориал. Я не раз собирала местных жителей на уборку территории вокруг памятника.

Ребятам, приезжающим в Скирманово из Москвы на лето, не удается побывать у мемориала Славы 9 Мая и 12 ноября. Но мы обязательно устраиваем митинг 22 июня – в день начала войны. Дети читают стихи, слушают воспоминания старожилов, впитывают в себя необыкновенную красоту и трагизм этих высот. Когда я сама разговаривала с местными бабушками о войне, у меня ком в горле стоял. Одна рассказывала, что в овраге, где она вместе с другими пережидала бой, у нее на руках осколком убило восьмимесячного ребенка. Для других потрясением было, когда весной 1942 года стали таять двухметровые сугробы, и вместе с талыми водами поплыли вниз трупы наших солдат. И столько из-под снега появилось тел, что под ними и земли не было видно. Местные жители стаскивали их в кучи и закапывали в общие могилы, а после войны переносили в крупные захоронения.

У Скирманова – богатейшая история. Первое упоминание о нашей деревне приходится то ли на 12-й, то ли на 14-й век. И еще одну особенность мне хочется подчеркнуть: Скирманово расположено на самой высокой точке Москвы и Московской области и продувается всеми ветрами. 

Казалось бы, за столько лет деревню должны были привести в полный порядок, ведь люди обычно стараются благоустроить место, где они живут, сделать его удобным и красивым. На самом деле все не так. Взять хотя бы наши улицы: они расположены таким образом, что нужный адрес найти можно с большим трудом. Раньше в деревне было семнадцать домов, сейчас – больше ста. Одна сторона улицы называется Дачной, другая – Васильковой. По нескольку строений имеет один и тот же номер. То есть когда владельцы оформляли свои дома, они сами придумывали названия улицам и нумерацию брали с потолка. Да и проехать по некоторым улицам невозможно.

Во время войны немцы зарыли по деревне пятьдесят своих танков по самые башни в целях маскировки. Вся земля была изрыта снарядами. Столько лет прошло с тех пор, а деревня до сих пор будто в оспинах. Жители Центральной улицы до недавнего времени не могли подъехать к своим домам – дороги не было: приходилось бросать машины и идти пешком. Больше десяти лет мы добивались, чтобы сделали дорогу. Выяснилось, что на бумаге она давно существует. Столько сил потратили, чтобы доказать, что это не так. И все-таки добились! В этом году приступили к ее строительству. Местная администрация выделила песчано-гравийную смесь и деньги на оплату работы, староста из Рождествена помог с техникой. Весной работы продолжатся.

Еще несколько дорог по деревне мы построили собственными силами. Засыпали шахты старых колодцев.

Плохо у нас с освещением. Напряжение в сетях колеблется от 150 до 170 киловольт: трансформатор старый, не рассчитан на такое количество потребителей. Когда все съезжаются в деревню и включают электроприборы, свет отключается. В прошлом году я увидела, что столбы на улице покосились, и провода сильно провисли. Долго пришлось добиваться, чтобы энергетики приняли меры. В результате часть опор они укрепили, две заменили, установили две дополнительные, подтянули провода. К счастью, это случилось задолго до ледяного дождя. Мы и так после того ЧП полтора месяца сидели без электричества, а если бы энергетики в свое время не поработали в деревне, ситуация была бы гораздо хуже.

Нынешним летом сотрудники «Рузских электрических сетей» решили провести новую высоковольтную линию. Часть опор ЛЭП заменили, привезли катушки с кабелем, но оказалось, что линия должна пройти по полю, находящемуся в частной собственности. Это усложнило дело. Новый проект стоит больших денег, а с владельцем земли договориться пока не удалось. В результате по всей деревне валяются старые и новые опоры, дорогущие катушки с кабелем. И когда дело сдвинется с мертвой точки, неизвестно.

Зато удалось решить вопрос с мусором. На общем собрании выбрали место под контейнерную площадку. Из ста десяти домо-владельцев лишь несколько человек пока не заключили договор на вывоз мусора.

Прошлой зимой возникли некоторые проблемы с уборкой снега на дорогах. Местная администрация заключила договор с подрядчиком, тот в свою очередь нанял субподрядчика – старосту села Рождествено, у которого имеется собственная техника. Он и чистил нам дорогу, но возникли финансовые затруднения. В этом году я убедила местные власти заключить договор напрямую с рождественским старостой. Так удобнее: я в любое время могу ему позвонить и попросить почистить дорогу.

В местной администрации я – частый гость. И глава поселения Владимир Валентинович Пинте, и его заместители всегда внимательно выслушают, помогут. Вот недавно к нам в деревню забежала лиса, а собаки загнали ее под гараж. Она покусала находящихся там щенков, напугала рабочих. Я тут же стала звонить в Рузскую станцию по борьбе с болезнями животных, Рузский ОВД, спасателям, в другие инстанции, но шло время, а помощи не было. В ОВД мне посоветовали найти охотника, чтобы он застрелил лисицу, по всей видимости, бешеную. А куда девать труп? Несколько часов не могла ничего добиться. Рабочие в это время подперли лаз в гараж вилами и не давали животному убежать. Когда подключился первый заместитель главы поселения Игорь Иванович Пискун, дело сдвинулось. Приехали работники ветстанции, но оказалось, что они не взяли с собой вакцину против бешенства, и отбыли восвояси. Через некоторое время, когда прибыли сотрудники ОВД, лису стали выкуривать из гаража, она выскочила и бросилась на рабочего. Тот воткнул в нее вилы. Я позвонила в ветстанцию и попросила забрать труп. Мне посоветовали надеть резиновые перчатки и упаковать его в полиэтиленовый пакет, а в понедельник (была только пятница!) они за ним приедут, так как рабочий день уже заканчивается. Я возмутилась: а если собаки или другие звери растерзают труп и разнесут вирус по деревне?! Тогда мне предложили подержать лису у себя в сарае. Со скандалом, но все же удалось добиться, чтобы труп животного увезли, сделали прививки домашним животным и двум бездомным собакам (третья убежала). Исследования показали, что лиса действительно была бешеной. Через определенное время сотрудники ветстанции должны приехать и провести повторную вакцинацию, а я тем временем вызвала службу по отлову бродячих собак. Ведь одна из них осталась непривитой, так же как и уцелевшие щенки, а они бегают по всей деревне. Да и бешеные лисицы у нас не первый раз появляются. Недавно у фермера собаки загрызли четырех лис. Я обзвонила всех дачников, предупредила, чтобы они сделали в Москве прививки своим питомцам. Хозяину участка, на котором убили лису, сообщила, что необходимо продезинфицировать территорию.

Дел в деревне много, и одной мне не справиться, но у меня очень хорошие помощники. Недавно мы заметили, что кто-то вырубает деревья в окрестном лесу. Подкараулили одну машину и предупредили, что в следующий раз перегородим дорогу и вызовем сотрудников правоохранительных органов. Хищения прекратились.

Добились, чтобы у нас открылся небольшой продуктовый магазин, так как автолавка к нам не ездит, а старушкам тяжело ходить в соседнюю деревню за хлебом.

Сейчас пытаемся решить вопрос газификации, установить в деревне газораспределительный узел на собственные средства.

Вера Львовна, соглашаясь на время стать старостой, не думала, что это ее так увлечет. Просто у нее так называемый «синдром отличницы»: все привыкла делать на «пять». Да и время свободное появилось. Пока подрастали сыновья, уделяла им очень много внимания: проверяла уроки, возила по секциям и кружкам. Муж настоял, чтобы она оставила работу и посвятила себя семье. Согласилась, а когда дети выросли, образовался вакуум. В 1990 году переехала из Москвы в Скирманово. Стали с мужем строить дом, заниматься садом и огородом. Навыки работы на земле она впитала с малолетства. Все каникулы проводила на родине мамы в Курской области. Жила в глинобитной хате с земляным полом, русской печкой, без электричества. Научилась полоть грядки, варить в печи обед, ухаживать за скотиной. Не думала, что это ей когда-либо пригодится. А сейчас с благодарностью вспоминает те уроки.

 – Мне бы очень хотелось, чтобы в районе или области организовали курсы для старост, – говорит Вера Львовна. – А то мы толком не знаем, какие у нас права и обязанности. А вообще, это – нужное дело. Ведь старосты являются связующим звеном между властью и местными жителями. Телефон у меня почти не замолкает. Но так приятно ощущать себя нужной людям.

Галина БЕЛОЗЕРОВА

Материал на сайте газеты "Красное знамя"

Сделать бесплатный сайт с uCoz